Ты сможешь!

А. Сенина, 4В последний день месячника информирования об аутизме публикуем на нашем сайте очень проникновенный пост Анны Сениной, мамы ребёнка с аутичными чертами. Взгляд изнутри, который, мы уверены, может быть очень полезным для тех, кто только столкнулся с этим диагнозом. О том, как принять его.

Текст и фото публикуются с согласия автора. Орфография, пунктуация автора сохранены.

«Самое тяжелое было принять то, что твой ребенок отличается от других. Вначале ты живешь, как все — радуешься, занимаешься периодически, иногда устаешь и ничего не делаешь, просто проживая день. Покупаешь методики и игрушки, эксперементируешь, гордишься. Неизменно гордишься и невольно сравниваешь. Сравниваешь с братом и сестрой, сравниваешь с чужими детками.

Все идет стабильно и без резких колебаний. Примерно с трех месяцев ты периодически замечаешь, что твой малыш часто отводит глаза и в основном реагирует на артикуляцию. Тебе кажется, что он просто смущается. В 7 месяцев он забивается в уголки дивана, в 11 подолгу лежит в подушках. Ты уверена, что это всего лишь игра. В год и месяц ты гуляешь с малышом и он вдруг начинает истошно кричать, увидев чужого незнакомого ребенка. Ты начинаешь перебирать в памяти ситуации и вспоминаешь, как месяц назад его оттолкнул ребенок и думаешь, что это из-за того случая. Еще через месяц истерики в чужих квартирах и долгое стояние под дверью, чтобы выйти. А ты все время успокаиваешь себя тем, что твой малыш маленький и это формируется характер.

А потом ты вдруг осознаешь, что в доме уже несколько часов тишина — твой ребенок молчит. Ты садишься на корточки и зовешь его. А он даже не замечает, что ты с ним говоришь, и никому не смотрит в лицо, и не реагирует на имя. Страх обволакивает тебя тихой пустотой, но ты все еще не веришь, пока через неделю твоя крошечка не перестает тебя узнавать в гостях. И твоя подруга с испугом смотрит на плачущего ребенка, который ищет маму, сидящую перед ним…..

А. Сенина, 5

Было тяжело объяснить и доказать близким, что что-то пугающее и страшное появилось у вас в жизни. Ты сталкиваешься с резким отрицанием ситуации и начинаешь чувствовать себя очень напуганным и одиноким. Тебе плохо. Ты просыпаешься ночами от дикого страха и осознания, что ЭТО происходит именно с тобой, а не с кем-то другим. Ты продолжаешь звать своего ребенка, пытаться заглянуть ему в глаза, получить не механический поцелуй, а настоящую ласку. А ничего нет.

Ты плачешь, расстраиваешься, и в один момент начинаешь ловить себя на мысли, что все чаще смотришь на малыша оценивающе и как бы со стороны, не как мама. И это тоже пугает и вводит в депрессию.

А. Сенина, 4

Врачи. Здесь повезло. Практически сразу нашли «своего», после того, как в поликлинике тебя отправили сосать глицин до трех лет. Но только облегчения это не принесло. С тобой соглашаются, что у ребенка проблемы и…. не дают никаких обнадеживающих обещаний на будущее… Ты уходишь в свое горе и некую обреченность. Перестаешь общаться с друзьями и знакомыми. Перестаешь ходить в гости и развивающие центры. Перестаешь отвечать на звонки. Хочется уснуть. Или умереть. Ты начинаешь читать и находить тонны информации, но не понимая куда двигаться и что делать. Если бы нам кто-нибудь давал комплексный план обследования, контакты дефектологов и нейропсихологов, реальных центров ранней помощи. Но и этого нет.

Тебе кажется, что в мире есть только диагноз «аутизм», и ты даже не представляешь, что множество заболеваний и особенностей психики малыша могут вести за собой аутистические черты. Мамы особенных деток твердят, что твой ребенок «один в один» похож на их ребенка и это убивает тебя, заставляя делать глупости и заниматься самолечением.

Ты начинаешь верить, что все проблемы из-за прививки в год и два. Что есть антивакцины в Израиле и готов их покупать, зная, что многие дети очень плохо переносят их введение. Но готов пробовать, дабы излечить. И тебя не смущает, что вокруг нет толп вылечившихся, и все как-то закрыто и подернуто завесой тайны.

Ты начинаешь задумываться о лечении витаминами в убойных дозах, но мама-педиатр объясняет тебе, чем чреват гипервитаминоз, и голос разума начинает преобладать.

Ты начинаешь верить, что в твоем ребенке паразиты и кандида, которая сжирает мозг малыша и никак не высеивается, и поэтому нужно срочно начинать антипаразитарную терапию.

Ты даже заходишь на сайт о хелировании и кровопускании (хиджаме), но мозг твой не совсем еще одурманен и ты закрываешь страницу.

Я жила как в аду. Я практически перестала спать. Я искала хоть что-то, что могло за одну минуту вытащить моего сыночка из его волшебного, загадочного и примитивного мира. Я продолжала аккуратно писать об особенностях развития, о ЗПРР, о специалистах и обследованиях, но только в конце лета я смогла признаться — Сенечка не понимает обращенную речь, не говорит, не имитирует, не повторяет, не играет. У нас полевое поведение, аутистические черты, асоциальность и задержка развития. Но, как говорят специалисты, сохраненный интеллект.

Пять месяцев до этого были нереально тяжелы. Занятия с логопедом (меня учили, а я занималась) с истериками и слезами, подключение АВА-терапии, лечение сильнейшими ноотропами, витамины, аминокислоты. Но самое главное, за это время наша семья приняла тот факт, что проблема не в характере или поведении. Мы поняли, что сокрытие этого приведет к еще большим расспросам и тому, что мы так глубоко погрузимся в свой мир без «человеков», что выйти из него будет практически невозможно.

И стало легче. Как будто избавился от липкой и тяжелой ноши.

А. Сенина, 3

Когда ты гуляешь в парке и твой ребенок из раза в раз бежит к одной и той же стучалке, не обращая внимания на детей или голубей, а ты не испытываешь стыда или неловкости перед мамами обычных деток, а только гордость и веселье, что ребенок счастлив и что он помнит.

Когда твои знакомые и друзья один раз удивляются вашим проблемам, а потом перестают следить исподтишка за малышом, выискивая проблемные черты и тестируя его вопросами, — это свобода. И даже безвозвратный уход некоторых из твоей жизни воспринимается лишь с легкой обидой, но без осуждения.

А. Сенина, 2

И как только появляется эта способность принять как данность существующее положение вещей, то многое начинает меняться в лучшую сторону. Важно принять ситуацию, принять себя в этой ситуации, принять как свершившийся факт и начать искать пути ее изменения и исправления. И любить своего особенного малыша таким, каким он был до года и каким остается и сейчас — самым родным, трогательным и нуждающимся в вашей заботе и любви. И который, если бы мог говорить, произнес слова, которые я недавно прочитала:

«Научите меня понимать прежде всего себя – и тогда я пойму других. И еще. Учите меня с верой в то, что мне все под силу. Любите меня не за то, что я делаю или не делаю, а безусловно – просто потому, что я есть!».

Мы приняли нашего особенного сыночка, поняли и полюбили».

А. Сенина, 1

Анна Сенина